?

Log in

No account? Create an account
1812

ru_1812


"1812 год" и не только...


Previous Entry Share Next Entry
Литовские татары на службе Наполеона
rahmetov wrote in ru_1812

Гвардейские татары
В 1812 г., в целях увеличения Императорской гвардии Наполеон прибегает к созданию необычайного подразделения – наподобие мамелюков. 29 сентября император пишет государственному советнику герцогу Басссано Ю.-Б. Маре о необходимости создания кавалерийского отряда из… литовских татар – идея о единой «Великой армии Европы» всегда жила в Наполеоне.


Подобное решение возникло у хозяина Европы не случайно и не вдруг. Намерение о привлечении на французскую службу «варваров» — казаков, татар — впервые созрело во Франции еще в период войны за Австрийское наследство (1740—1748). Тогда один полковник Дориньи предложил Людовику XV проект о привлечении на свою сторону 300 тыс. казаков. Несмотря на заверения Дориньи в успехе, Париж отказался от его идеи.
Во время борьбы со 2-й коалицией Директория как-то раз заметила о необходимости завязать постоянную переписку с «предводителями казаков, татар и прочих кочующих племен на юге России», но реальных шагов никто не предпринял.
В одной из докладных записок, проходящей через руки Ш.-М. Талейрана на имя императора в 1807 г., говорилось следующее. Донских и украинских казаков как самых «пропитанных духом независимости народов России вкупе с их неприятием царского правительства и готовностью к немедленному восстанию» автор записки причислял к «пятой колонне» и уверял Наполеона, что достаточно только лести в их адрес, и мятеж на юге России станет неизбежностью.
В 1811 г. генерал-губернатор герцогства Варшавского маршал империи Л.-Н. Даву получил на свое имя рапорт польского высокопоставленного сотрудника о том, что в случае войны против России казаки с литовскими татарами не будут сражаться за царя.
Шестнадцатого июня 1812 г. генерал М. Сокольницкий предложил Наполеону создать отряд из литовских татар на добровольной основе. «Их честность и порядочность, вместе с храбростью неоднократно подвергались серьезным испытаниям. Они сгорают от желания служить родине…». Месяц спустя, с легкой руки губернатора Литвы генерала Т. ван Гогендорпа (служившего в армиях Пруссии, Голландии, участника войны за независимость в Америке на стороне французов и бывшего посла Батавской республики в России) отряд был создан. Во главе подразделения был назначен майор 8-го кавалерийского полка Азулевич.
По приказу императора, в октябре в Вильно формируется эскадрон литовских татар во главе с Мустафой Мурзой Ахматовичем, назначенным майором 1-го эскадрона татарской кавалерии (4 капитана, 7 первых лейтенантов, около 100 унтер-офицеров и рядовых) в составе Императорской гвардии. Возможно, эскадрон мог увеличиться, но начавшееся отступление из Москвы дало мощный толчок к резкому спаду желающих записаться в отряд.
Боевое крещение эскадрон получил под Вильно, 10—11 декабря 1812 г. Потери оказались высокими – 90 чел убитыми и ранеными, в т.ч. все офицеры. В число погибших офицеров попал и первый командир эскадрона – М.М. Ахматович; эскадрон перестал существовать. В начале 1813 г., в Познани, остатки эскадрона (30 чел) были причислены к 3-му полку шеволежеров Императорской гвардии, образовав 15-ю роту под командованием капитана Султан Улана, но настоящим влиянием отряде пользовался второй лейтенант Ассан Алеб-имам.
В марте 1813 г., вследствие реорганизации гвардейской кавалерии татарская рота перешла в состав 1-го шеволежеров полка гвардии. Для увеличения численности роты Султан Улан прибыл в Мец, где из русских пленных должен был завербовать мусульман и польских татар, желающих добровольно сражаться за Польшу и Наполеона.
Но все старания Султана пропадают втуне. Тогда он обращается с письмом к Л.-А. Бертье, в котором просит оказать ему всяческое содействие для польских татар (и вообще мусульман), желающих добровольно с оружием в руках служить великому императору за восстановление Польши. Л.-А. Бертье не отвечает: у правой руки Наполеона хватало достаточно других, более необходимых дел. Однако письмо Султана и последовавшая аудиенция к военному министру А.-Ж. Кларку принесла некоторые плоды.
Пятнадцатого апреля 1813 г. герцог Фельтрский, А.-Ж. Кларк, обращается к императору: «Сир, в Меце находится отряд польских татар в составе 1 капитана, 1 старшего вахмистра, 1 бригадира и 3 рядовых, желающих сражаться под Вашими знаменами…». Отве-та отправитель письма так и не дождался, как и после второго, отправленного 5 мая.
Тем не менее, благодаря настойчивости Султана в марте 1813 г. отряд был сформирован – в количестве 50 чел, причисленных к 1-му полку шеволежеров гвардии, возглавляемом В.К. Красинским. В составе полка «эскадрон» принял участие во всех сражениях кампании 1813 г. – при Люцене, Бауцене, Дрездене, Лейпциге.
С декабря 1813 г. «эскадрон» Султана Улана продолжал сражаться под знаменами императора, но в составе 3-го полка разведчиков (татар прозвали «французскими казаками»). В январе-апреле 1814 г. «французские казаки» доблестно сражались за Наполеона под Бриеном, Ла Ротьером, Шампобером, Монмирайлем, Вошаном, Шато-Тьерри. К концу Французской кампании 1814 г. численность татар составляла 14 чел во главе с неутомимым Султаном Уланом. После отречения Наполеона полк был расформирован и целиком перешел на русскую службу к Александру I.

М.Чиняков. Малоизвестные элитные части Наполеона I.

http://www.reitar-military.ru/mag.php?clause=3


Литовские татары на службе Наполеона


1812
28 июня 1812 г. генерал Сокольницкий предложил Наполеону создать отряд из литовских татар на добровольной основе. «Их честность и порядочность, вместе с храбростью неоднократно подвергались серьезным испытаниям. Они сгорают от желания служить родине…». Императорским декретом от 5 июля 1812 года был сформирован Литовский Татарский полк и местом его формирования назначено Вильно. В N 60 "Литовского курьера" было напечатано воззвание Военного комитета от 2 августа "К литовским татарам", где их призывали вступать в национальные части и встать плечом к плечу рядом с литовцами для защиты общего отечества. 24 августа во главе подразделения был назначен майор 8-го шеволежерского полка Мустафа Мурза Ахматович (быший полковник польских войск). Вместе с Ахматовичем у истоков части стояли капитаны (б.ротмистры польских войск) Иоахим Мурза Корицкий и Султан Самуэль Мурза Улан. По приказу императора, 8 октября в Вильно из литовских татар, поступивших добровольцами в полк, формируется эскадрон литовских татар во главе с Ахматовичем, назначенным майором 1-го эскадрона татарской кавалерии (по штату 1 майор, 4 капитана, 7 лейтенантов и су-лейтенантов и 110 нижних чинов), а 18 октября эскадрон был включен в состав Императорской Гвардии на правах Молодой Гвардии. 23 октября Ахматович в N 86 "Литовского курьера" публикует очередное воззвание к соотечественникам с целью привлечения добровольцев. Возможно, численность части могла быть и больше, но начавшееся отступление Великой армии повлекло за собой резкий спад числа желающих записаться в отряд.
В кампанию 1812 года эскадрон вступил в составе шефа эскадрона, 10 офицеров и 89 нижних чинов, а к декабрю достиг штатной численности. Боевое крещение эскадрон получил при обороне Вильно, 10—12 декабря 1812 г. Потери оказались огромными – 90 человек убитыми и ранеными. Погибли восемь из двенадцати офицеров - майор Мустафа Мурза Ахматович, капитаны Болемский и Иоахим Мурза Корицкий; лейтенанты Била Мурза Ахматович, Михаловский, Аслан Улан; су-лейтенанты Муча-Мустафа, Тупальский; капитаны Улан и Сулькевич были ранены. От эскадрона осталось лишь 30 человек, поступивших под временное командование лейтенанта Любаньского.
В Познани, куда эскадрон был направлен для восстановления, эскадрон принял выздоровевший капитан Султан Самуэль Мурза Улан. К концу года эскадрон насчитывал уже 63 рядовых при 2 вахмистрах, 2 лейтенантах и капитане.

1813
В январе 1813 г., в Познани, остатки эскадрона были причислены к 3-му (Литовскому) полку шеволежеров Императорской гвардии, образовав 15-ю роту под командованием капитана Улана; при этом реальным влиянием в эскадроне обладал имам в чине су-лейтенанта Ибрагим Аслан Алей. 13 февраля эскадрон приняли участие в сражении при Калише.
Бессьер, будучи генерал-полковником гвардейской кавалерии, в конце февраля приказывает Улану набрать людей для формирования полка. 22 марта 1813 года 3-й полк шеволежеров ввиду своей малочисленности был расформирован и включен в состав 1-го полка 11-й и 12-й ротами. а литовские татары остались отдельной частью. В начале апреля татары прибыли для формирования полка во Фрейбург, а 11 апреля эскадрон (а реально – рота) придан сверх штата 1-му эскадрону 1-го полка гвардейских шеволежеров генерала Красинского (замечу, что для Красинского также был изготовлен комплект формы литовских татар). Двумя днями ранее капитан Улан с старшим вахмистром (marechal-des-logis-chef) Янущервским и 4 нижними чинами отбыли в Мец, где из русских пленных предполагалось набрать мусульман, желающих добровольно сражаться за Польшу и Наполеона. В отстутствие Улана эскадроном командовали попеременно капитан Сулькевич и лейтенант Любаньский, а также имам в ранге лейтенанта Ибрагим Аслан Алей. В Меце Улану удалось завербовать лишь 24 добровольца, немедленно направленных во Фрейберг – дело том, что около 300 литовских татар уже были направлены в Италию, на укомплектование 1-го и 2-го Иностранных полков. 13 апреля Улан пишет письмо Бертье с просьбой вернуть татар из Иностранных полков – но просьба его остается без ответа. 2 мая рота принимает участие в сражении при Люцене, потеряв убитыми и ранеными около 40 нижних чинов. 5 мая Улан прибывает в Париж, где получает аудиентцию у военного министра, который также ничем не смог помочь в вопросе комплектования части (на этот момент рота насчитывает 46 нижних чинов). 20-21 мая рота сражается в составе шеволежер Красинского при Бауцене, потеряв около 20 нижних чинов. К 22 июня численность роты составляла 24 человека, а уже 24 июня вернувшийся из Парижа Улан организует во Фрейберге депо будущего полка. На следующий день Императорским декретом литовские татары составили 15-ю роту 1-го полка гвардейских шеволежер. На 11 июля рота насчитывала 26 чинов, из которых 6 носили старую форму, но уже 26-27 августа 1813 года 50 татар при трех офицерах приняли участие в сражении при Дрездене, после чего рота в награду получила статус Средней Гвардии. В составе 1-го полка рота принимает участие в сражении при Петерсвальде 17 сентября, где атакует прусских гусар и в «Битве народов» под Лейпцигом 16-19 октября, где им пришлось сражаться с австрийскими кирасирами. После Лейпцигского сражения рота, потерявшая половину личного состава, назначена состоять при Главной квартире, но уже 28-31 октября принимает участие в сражении при Ганау.
9 декабря, при реорганизации гвардейской кавалерии были созданы три полка разведчиков, приданных конно-гренадерскогму, драгунскому и 1-му шеволежерскому полкам. 9-15 роты 1-го шеволежерского стали 1-7 ротами 3-го полка разведчиков. По состоянию на 30 декабря 1813 года 7-я (литовско-татарская) рота насчитывала 16 конных и 7 пеших бойцов.

1814
В январе-апреле 1814 г. «французские казаки» доблестно сражались под Бриенном (29 января), Ла-Ротьером (1 февраля), Шампобером (10 февраля), Монмирайлем (11 февраля), Краоном (5-7 марта), Лаоном (9-10 марта), Реймсом (12-13 марта), Арсис-сюр-Об (20 марта), Парижем (30 марта). К концу Французской кампании 1814 г. численность татар составляла 14 чел во главе с капитаном Уланом, еще двое литовских татар находились в госпиталях и четверо – при обозе. Королевским ордонансом 12 мая 1814 года 1-й полк гвардейских шеволежер был распущен и перешел на службу к Александру I, став 4-й уланским полком армии Царства Польского, а рота литовских татар была расформирована.

Униформа
Несмотря на довольно недолгое существование и малочисленность подразделения, известно три варианта формы, которые, ко всему прочему, еще и комбинировались. Наиболее ранний вариант – лета-осени 1812 года – состоял из темно-синей куртки с золотой узорной расшивкой, малинового спензера (жилета), темно-синих шаровар, черной барашковой шапки с темно-зеленым шлыком с малиновыми выпушками и желтым тюрбаном. Шапка должна была быть украшена вызолоченным полумесяцем – но встречаются также изображения шапки без полумесяца и оригинальная шапка Красинского с полумесяцем и четыремя звездами.
Второй вариант – конца декабря 1812 - января 1813 года – состояли из темно-зеленой куртки с красными воротником и обшлагами, обшитыми золотым галуном, красного спензера, обшитого галуном, темно-зеленых шаровар и шапки прежнего образца.
Третий вариант формы был введен при формировании в декабре 1813 года 3-го полка разведчиков гвардии и был практически идентичен русской казачьей форме: красная куртка, желтый спензер, темно-синие шаровары, черная барашковая шапка с темно-зеленым шлыком, белым этишкетом и красным султаном.



















  • 1
Гхм. Очень мило, канешн.
Но вам стоило хотя бы указать авторство второй части.
Я уж не спрашиваю о том, что стоило спросить разрешения.

Приношу свои извинения, но у меня есть смягчающее вину обстоятельство - дело в том, что изначально текст был помещен на Вашем блоге, который теперь закрыт и я обычно на него всегда ссылался ранее, думал, что все, раз блогу кердык, то зачем на него ссылаться?

Я сам не люблю когда берут мой материал и не ссылаются на него, посему готов убрать его незамедлительно, но, думаю, что имело бы смысл вставить туда адрес Вашего нынешнего блога

Вот где был помещен материал уважаемого tarlith_history
http://tarlith.blogonline.ru/284090.html

Re: Reply to your comment...

Резервных копий блога сохранилось, слава Богу, достаточно

Re: Reply to your comment...

Спасибо!
Все ссылки обновил!

Спадар, есть ли у вас информация по обмундированию пехотных полков ВКЛ: 18, 19, 20, 21, 22, 23-го ? Буду очень благодарен, ибо занимаюсь реконструкцией 22-го Минского пехотного полка.

  • 1